Как упечь человека в психушку?


Порядок направления человека на принудительное лечение в психиатрическую больницу

Как упечь человека в психушку?

Госпитализация в психиатрический стационар может проходить, как на добровольной основе, так и принудительно при наличии веских оснований и решения суда. Эта процедура регламентируется Законом «О психиатрической помощи» (28-я, 29-я статьи).

В качестве повода для помещения в психиатрический диспансер может рассматриваться направление, подписанное врачом-психиатром, либо обращение по собственной инициативе в приемное отделение психиатрической больницы, где врач-психиатр после осмотра сможет вынести решение относительно дальнейшего приема (отказа) в госпитализации.

Основания для помещения человека в психдиспансер

Если речь идет о добровольной госпитализации, то основанием может стать личная просьба (согласие) обращающегося либо заявление (согласие) законного представителя (для ребенка, чей возраст меньше 15 лет), в качестве которого может выступать один из родителей, опекун либо усыновитель.

Кроме того, в последнем случае основанием может стать решение органов опеки, вынесенное на основания заявления, представленного заинтересованными лицами: сотрудниками правоохранительных органов, учреждений образования и медицины, прочее.

При госпитализации в психиатрический диспансер, не предполагающей согласия лица (законного представителя), обязательно наличие определенных документов.

Обязательно должно быть:

  • решение врача-психиатра – в случае, когда лицо ввиду тяжелого психического расстройства представляет непосредственную опасность для самого себя и людей, которые окружают его;
  • альтернатива – судебное решение, при вынесении которого судья руководствовался заявлением врача-психиатра о тяжелом психическом расстройстве больного, которое может привести к беспомощности либо причинить существенный вред здоровью последнего, если тому не будет оказана своевременная психиатрическая помощь в условиях стационара.

В случае с добровольной госпитализацией пациенту достаточно самостоятельно обратиться с жалобами, связанными с ухудшением его психического состояния, просьбой относительно психиатрического освидетельствования и, соответственно, госпитализации. Обратиться он может как приемное отделение психиатрической больницы, так и психоневрологический диспансер по месту жительства.

Рекомендуем!  Имеет ли право банк продать долг коллекторам без моего согласия?

Недобровольное (принудительное) помещение человека в стационар предполагает получение направления врача-психиатра, подтверждающего основания для такого помещения.

Это может быть:

  • врач-психиатр психиатрического (психоневрологического) диспансера;
  • врач-психиатр бригады скорой психиатрической помощи;
  • частнопрактикующий врач-психиатр либо любой врач-психиатр, которого удалось найти поблизости (например, если обострение психического расстройства развилось в другом городе, на даче, прочее и требует госпитализации в стационар).

Что делать, если найти врача-психиатра не удалось

Если действия человека, который, предположительно, страдает психическим расстройством, представляют явную угрозу непосредственно для него и окружающих людей, а возможности посетить (вызвать) врача-психиатра нет, следует обратиться в правоохранительные органы.

Они вправе произвести задержание этого лица.

Последние, в свою очередь, могут самостоятельно вызвать врача-психиатра, пригласив специальную бригаду скорой психиатрической помощи либо обратившись в приемное отделение психиатрической больницы в целях психиатрического освидетельствования лица. На основании такого освидетельствования и будет вынесено решение относительно необходимости осуществления принудительного лечения либо отказа в таковом.

Как быть с больным родственником

Как быть с больным родственником (бабушкой, дедушкой) и его определением в психиатрический диспансер? Психиатрический диспансер является лечебным учреждением, а значит, для того чтобы госпитализировать туда своего родственника, нужно, как минимум, наличие какого-либо психического расстройства, которое может быть стабилизировано либо вылечено за счет пребывания в нем.

Именно эти слова Вы услышите при обращении в приемный покой с просьбой поместить туда своего престарелого родственника. Объяснение такого помещения своей усталостью и отсутствием возможности больше осуществлять уход не может рассматриваться в качестве причины для ограничения свободы человека без его осознанного согласия.

Получить осознанное согласие можно попробовать, задав прямой вопрос своему родственнику о его желании лечь в психиатрическую клинику для получения лечения. Как вы думаете, какой будет ответ? Поэтому в большинстве случае помещение психически больного человека в больницу будет носить принудительный характер, т. е. совершаться против его воли, но с учетом тяжести его заболевания, потенциальной опасности обществу и состояния беспомощности.

Но такой госпитализации должно быть найдено разумное объяснение: почему человека вот так принудительно ограничили в свободе, поместили в стационар, практически взяв в заложники, и продолжают удерживать?

В соответствии с 29-й статьей Закона «О психиатрической помощи», в качестве основания для госпитализации может выступать тяжелое психическое расстройство, с которым можно справиться исключительно в больнице.

Поскольку:

  • дома нет возможности делать уколы, а родственники проживают в другом районе, городе;
  • посещение врача скорой помощи не дает никакого результата;
  • человек отказывается принимать лечение, прочее.

Состояние такого пациента должно отвечать одной из следующих ситуаций:

  • наблюдается агрессия (аутоагрессия), когда человек отказывается от еды, норовит выброситься из окна, покончить жизнь самоубийством другим способом, дерется, кидается, пытаясь убить кого-либо – то есть, присутствует непосредственная угроза жизни ему и окружающим;
  • человек не способен самостоятельно обслуживать себя и удовлетворять свои жизненные потребности, а, значит, пить, есть, ходить в магазин и покупать продукты питания, соблюдать в доме чистоту и ухаживать за собственной чистотой, плохо ориентируется в ситуации и пространстве вообще, прочее, — то есть, человек полностью становится беспомощным;
  • человек нарушает общественный порядок (режим работы различных организаций), плохо спит, ест, не следит за собой и порядком в доме, за собственным здоровьем, ввиду чего есть угроза развития соматических заболеваний – то есть, речь идет о прогрессирующем ухудшении состояния, которое, в тоже время, не достигает еще того состояния, что было описано выше.

Решение относительно принудительного помещения человека в больницу врач может принять сразу после самостоятельного осмотра.

Возможные проблемы с госпитализацией:

  • Для того, чтобы врачом-психиатром был проведен осмотр человека и сделана запись, связанная с наличием (отсутствием) психического заболевания, т. е. проведено психиатрическое освидетельствование, без обязательного разрешения последнего не обойтись (23-я статья Закона «О психиатрической помощи»). Недобровольное освидетельствование может иметь место с учетом того же основания, что может применяться в отношении принудительной госпитализации. Спрашивать согласия вовсе не обязательно, если человек уже числится на учете в психоневрологическом диспансере, либо становится опасным для себя и других людей. В случае с беспомощностью (причинением существенного вреда здоровью) врачу вменяется обязанность запросить санкцию судебного органа, предварительно представив бумагу с отражением оснований для осуществления принудительного освидетельствования. Ответ приходит в течение пяти дней. Все чаще это отрицательный ответ, обусловленный участившимися мошенническими случаями с недвижимостью.
  • Лица пожилого возраста, кроме психического заболевания, часто имеют соматические (телесные) недуги, которые в стадии обострения могут привести к острому психотическому возбуждению, помрачению сознания, возникновению галлюцинаций, агрессии, прочее. Поэтому, прежде чем направить в стационар психиатрической больницы, врачи часто требуют осмотра кардиолога, эндокринолога, хирурга и терапевта. Если отметки этих врачей не будет, в госпитализации могут отказать. Есть, разумеется, альтернатива в виде психосоматических отделений в городских клиниках, где даже при наличии соматопсихической патологии все равно не отказывают в приеме. Но сюда принимают, только если наличествует четкое обострение соматического недуга, т. е. с обычной гипертонией уже не возьмут. К тому же, количество мест здесь весьма ограничено.
  • Возрастная отметка в 65 лет часто становится причиной для отказа в приеме в стационар. Это касается не только психиатрических диспансеров, но и больниц в целом. Разумеется, в законе о применении такого основания речи не идет, поскольку такой отказ считается противозаконным. Поэтому отказать могут под различными предлогами, в том числе, ввиду отсутствия острой симптоматики и наличия более серьезных, сопутствующих патологий на момент осмотра.

При обращении в коммерческую психиатрическую клинику можно столкнуться с правилом не принимать пациентов в возрасте старше 60 лет либо приемом в стационар только по предварительной договоренности.

Муниципальная скорая психиатрическая помощь может отреагировать только в случаях, когда есть опасность для жизни больного (его окружающих) либо больной состоит на учете. Часто это объясняется большой загруженностью и большим количеством вызовов.

Поэтому вся надежда остается на врача-психиатра психоневрологического диспансера, который, собственно, обязан решать вопросы, связанные с приемом в стационар. Но следует быть готовым к тому, что врач часто отказывается их решать.

Источник: http://semeynoepravo.com/medicina/prinuditelnoe-lechenie-v-psihbolnitse.html

Как не попасть в психушку?

Как не попасть в психушку?

В кинокомедии «Кавказская пленница» главного героя Шурика помещают в психушку одним звонком. Возможно ли сегодня заключить в психиатрическую клинику здорового человека?

Кого и почему увозят на скорой люди в белых халатах, как защитить себя от принудительного лечения, рассказывает «МН» руководитель и основатель Центра защиты прав человека в психиатрии Любовь Клещенко.

В психушку отправляют родственники

— Любовь Васильевна, как появился центр?

— В 2012 году в Комитет за гражданские права обратилась женщина, которая несколько лет провела в психиатрической больнице. Ее туда упрятал муж-военный: ушел из семьи, оформил развод, оставив двух несовершеннолетних дочерей-погодков.

Потом беглый муж вдруг воспылал любовью к детям, а еще больше к оставленной бывшей жене и детям трехкомнатной квартире. Муж потребовал, чтобы дети жили с ним и его новой женой в этой квартире, а Анну Николаевну принудительно выселили: местные власти выделили офицеру для бывшей жены комнату в коммуналке.

Анна Николаевна категорически отказывалась регистрироваться по новому адресу и продолжала «обжаловать по вертикали». Недобросовестный сосед по коммуналке, претендовавший на ее комнату, «помог» правоохранителям определить женщину «на пожизненный отдых». Но судьба распорядилась иначе.

— Чем все дело кончилось?

— Дело кончилось тем, что она провела почти четыре года в психиатрической больнице. Мы запросили медицинские документы, провели независимое освидетельствование, подали иск в суд. Руководство больницы было отправлено на пенсию. Сейчас Анна Николаевна живет в квартире, доставшейся от родственников, и вспоминать о прошлом не желает.

После этой истории мы поняли, что защита прав в области психиатрии требует создания отдельной организации, — пострадавших много, и дела их сложные.

— Чаще всего в психушку отправляют родственники?

— Да, у нас, например, были две пенсионерки: обе не замужем, детей нет, живут в квартире, доставшейся от родителей. Постоянно ссорятся, звонят в скорую психиатрическую помощь: «Заберите мою сестру, она сошла с ума». Скорая приезжает и уезжает. И так уже несколько лет.

Бывают лжеродственники, мошенники. Находят одинокую пенсионерку с квартирой, кладут ее в психушку, добиваются диагноза о невменяемости, оформляют над ней опеку, доверенность на все ее имущество. Себя выдают за сына, дочку, внучку, племянницу — кто будет это выяснять? Фамилии-то у всех разные!

— Выходит, что любую бабушку можно вот так взять и, как говорят в народе, обобрать?

— Если за нее некому заступиться, то запросто! У нас была клиентка под 90 лет, за которую бились сразу несколько соседей: то одни ее к себе возьмут жить, то другие у них старушку из рук вырвут, увезут к себе на дачу и спрячут. Причем бабушка действительно страдала старческой деменцией. Все эти соседи выдавали себя за добрых попечителей, и бабушка им все бумаги с готовностью подписывала.

— А в этот раз как история разрешилась?

— В итоге независимый эксперт-психиатр осмотрел бабушку и побеседовал с ней. Вмешались правоохранительные органы. Бабушку поместили в психоневрологический интернат, а ее квартира досталась государству.

— Невеселая история.

Старость свою надо предвидеть!

— Я всегда говорю: главный совет, чтобы не попасть в такую ситуацию, — старость свою надо предвидеть! Пока вы еще ходите своими ногами и думаете своей головой и при этом у вас нет родных, найдите того, кто за вами будет ухаживать.

— Но где найти такого человека? И где гарантия, что он не окажется мошенником? То есть психиатрия, как и закон, что дышло — куда повернул, туда и вышло? И достаточно просто дать психиатрам взятку?

— Даже взятку не нужно давать! Надо «грамотно» рассказать «историю болезни» — вызвать психиатрическую скорую просто, трудно защитить себя и доказать свою вменяемость простому пенсионеру.

— А психиатры к вам в центр обращаются с жалобами?

— Бывает. Сотрудники психиатрии такие же люди, не защищены от оговоров и жизненных трудностей. Однажды врач-психиатр пыталась заступиться за подопечную, ставшую жертвой черных риелторов, так эти риелторы через подставных лиц написали жалобу на психиатра в правоохранительные органы: якобы она сама претендует на бабушкину жилплощадь.

Иногда звонят больные, которые провели в лечебном учреждении месяцы и годы, а теперь не могут найти работу.

10 апреля 2018 года в Общественной палате Российской Федерации состоялся круглый стол на эту тему — конечно, в больницах и ПНД должны людей обу­чать и переучивать. Пенсия по инвалидности мизерная. Человек пришел из больницы — он должен трудиться и обеспечивать материально хотя бы самого себя.

— Известны случаи, когда здоровых людей на лечение отправляли сотрудники полиции…

— Да, это явление нередкое. В прессу попадают случаи, когда жертвами становятся активисты-общественники и правозащитники. Недавно в Подмосковье одного борца с местной администрацией пытались принудительно отправить в психбольницу.

— Что он такого страшного делал?

— Поднимал людей на митинги и пикеты, они выступали против тарифов ЖКХ. Правда, эта история хорошо закончилась — в его защиту выступили правозащитники и общественность, чиновники отпустили возмутителя спокойствия на все четыре стороны.

Защищать себя надо без эмоций

— А кто находится в зоне риска?

— Огромное количество людей! Если вы больны, одиноки, у вас есть свое жилье. Или, наоборот, вы молоды, замужем и у вас нет своего жилья. У нас была одна молодая мама, которая жила в квартире у мужа и сбежала от него с двумя малолетними детьми в кризисный центр. Он ее положил в психиатрический стационар, был установлен диагноз…

— Как так?

— Просто надо было все правильно делать! Ты вначале разведись с мужем-тираном, отсуди у него жилплощадь хотя бы для детей… А у нас люди законов не знают, нагородят глупостей, а потом приходят: «Помогите!»

Муж грамотно представил психиатрам картину: жена на эмоциональном взрыве сбежала с детьми на улицу жить. Дети в опасности. Психиатры кинулись спасать детей, забрали их и отдали мужу, а жену увезли в дурдом. Надо грамотно себя защищать, без эмоций.

— Что-нибудь оптимистичное расскажете из своего опыта?

— Ну вот вам позитивная история. Женщина чуть за 50 вернулась из Германии в Россию на ПМЖ, жила у родственников, познакомилась с заслуженным художником, вышла замуж. Но замужество не задалось — с его мамой отношения не сложились, она отказывала в регистрации по месту жительства.

А тут еще и гражданство РФ не дают — она перед отъездом из РФ в Германию имела гражданство Украины. И вот она сидит, что называется, в подъезде у мужа, плачет горькими слезами. Выходит другой сосед — бывший военный, ему 92 года! Начал ей жаловаться: дочка к нему не ездит, ей уже самой за 60. Познакомились, разговорились. И что вы думаете? Они поженились и жили счастливо! Правда, в 97 лет он умер. Но до последнего своего дня благодарил ее и признавался ей в любви. Вот ведь какие бывают истории!

— Читатель скажет: она, похоже, брачная аферистка…

— Я не буду утверждать, что с ее стороны была огромная любовь, но она относилась к нему честно и по-доброму, с уважением — в этом я уверена на 100%!

Аделаида Сигида.

Источник: https://mirnov.ru/obshchestvo/socialnaja-sfera/kak-ne-popast-v-psihushku.html

PRPR.SU - Интернет журнал
Добавить комментарий

десять − 8 =