Неприкосновенность жилища — комментарии к статье 25 конституции рф

Неприкосновенность жилища — комментарии к статье 25 конституции рф

Статьей 25 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на неприкосновенность его жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании вынесенного в соответствии с ним судебного решения.

  • За нарушение неприкосновенности жилища установлена уголовная ответственность, предусмотренная  статьей 139 УК РФ.
  • Предметом преступления выступает жилище, под которым понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания.
  • Это могут быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья.

К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей. К жилищу, даже временному, не может быть отнесено купе поезда, каюта теплохода, поскольку поезд и теплоход являются транспортными средствами.

Основным правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами (договоры аренды, найма, субаренды, поднайма, ордер, свидетельство о праве собственности и т.п.

),  и лица, вселенные в жилое помещение (в том числе на время) по воле проживающих в нем на законном основании. Все указанные лица могут рассматриваться как потерпевшие от данного преступления.

К их числу следует отнести также лиц, которые на законных основаниях находились в жилище и к которым применялось насилие или угроза его применения при проникновении в жилище.

С объективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется активной формой поведения в виде незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица.

Способ проникновения в жилище для квалификации основного состава рассматриваемого преступления значения не имеет. Он может быть открытым или тайным, совершенным как в присутствии в жилище проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие, включать как непосредственное проникновение человека в жилище, так и контролирование жилища изнутри с помощью специальных технических средств.

В то же время использование обмана, злоупотребления доверием для проникновения в жилище не образует рассматриваемого состава преступления, поскольку в этих случаях лицо проникает в жилище по воле проживающего в нем лица, хотя оно и находилось в заблуждении относительно тех или иных обстоятельств.

Преступление является оконченным с момента проникновения в жилище.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что незаконно проникает в жилище без согласия проживающих в нем лиц, и желает совершить это проникновение.

Субъект преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 139 УК РФ, общий. Им является вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. А субъект преступления, предусмотренного частью 3 этой статьи, специальный — лицо, использующее для проникновения в жилище свое служебное положение.

Квалифицированный состав рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 139 УК РФ) предусматривает в качестве его обязательного признака способ незаконного проникновения в жилище — применение насилия или угрозу его применения.

Под насилием понимается физическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в подавлении и устранении его сопротивления, нанесении ударов, побоев, умышленном причинении легкого вреда здоровью.

Под угрозой применения насилия понимается психическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в демонстрации готовности нанести удары, побои, умышленно причинить вред здоровью.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего при проникновении в жилое помещение квалифицируется по совокупности преступлений с преступлениями против здоровья (ст. ст. 111 или 112 УК РФ). Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) охватывается рассматриваемым составом преступления и дополнительной квалификации не требует.

Если незаконное проникновение в жилище совершено лицом с использованием своего служебного положения, то такие действия подлежат квалификации по ч. 3  ст. 139 УК РФ.

Нарушение неприкосновенности жилища хотя и против воли проживающего в нем лица, но основанное на положениях Закона «О полиции», нормах Уголовно-процессуального кодекса, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», не образует рассматриваемого состава преступления.

Так, не образует нарушения неприкосновенности жилища использование права беспрепятственного вхождения в него и его осмотр при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай.

Не является нарушением неприкосновенности жилища проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопряженное с вхождением в него с согласия хотя бы одного из проживающих в нем лиц либо в их отсутствие, но с разрешения и в присутствии администрации гостиницы, санатория, дома отдыха, пансионата, кемпинга, туристской базы, другого подобного учреждения, если такие мероприятия не связаны с отысканием, осмотром вещей, имущества, принадлежащего лицам, постоянно или временно в них проживающих, и при условии, если вхождение в помещение в их отсутствие представителей администрации предусмотрено правилами пребывания (проживания, внутреннего распорядка) или условиями договора (уборка помещения, ремонт сантехнического оборудования и др.).

За совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ  предусмотрено наказание  в виде штрафа в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательных работ на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, предусмотренное ч. 2 ст. 139 УК РФ, наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, наказываются штрафом в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Камчатского края

старший советник юстиции                                                        М.В. Дудин

Источник: https://kamprok.ru/prokuror-razyasnyaet-ugolovnaya-otvetstvennost-za-narushenie-neprikosnovennosti-zhilishha/

Статья 25 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 25 Конституции РФ гласит:

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Комментарий к Ст. 25 КРФ

Неприкосновенность жилища представляет собой одну из основных гарантий предусмотренного частью 1 ст. 23 Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Именно такое значение может быть придано этому правовому институту, исходя из положений п. 1 ст.

17 Международного пакта о гражданских и политических правах, указывающих на необходимость обеспечения неприкосновенности жилища в одном ряду с обеспечением невмешательства в личную и семейную жизнь человека, с защитой его чести и репутации, с охраной тайны его корреспонденции.

Таким образом, трактовка используемого в комментируемой статье понятия «жилище» в значительной мере определяется содержанием именно означенного круга правоотношений. В этой связи нельзя не заметить, что термин «жилище» в ст. 25 и 40 Конституции используется для обозначения понятий хотя и совпадающих в значительной своей части, но все же не тождественных.

В законодательстве дефиниция понятия «жилище» отсутствует, при том что в отдельных законодательных актах раскрываются такие понятия, как «жилое помещение», «жилищный фонд», «место жительства». О жилище же как объекте незаконного вторжения, пожалуй, наиболее полно было сказано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 11 от 5 сентября 1986 г.

«О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности», с изм. от 30 ноября 1990 г. (БВС СССР. 1986. N 6; Ведомости СССР. 1991. N 2), которое, несмотря на происшедшие после его принятия изменения в законодательстве о преступлениях против собственности, не утратило своего значения.

Как указывалось в этом Постановлении, под жилищем следует понимать помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания либо пребывания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или в общежитии, дача, садовый домик, туристская палатка и т.п.

), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балкон, веранда, кладовая и т.п.).

Оценка режима того или иного помещения как жилища не меняется от того, что оно одновременно используется его собственником или нанимателем в качестве рабочего кабинета (офиса) либо производственного помещения (например, для занятия частной юридической либо зубоврачебной практикой).

Именно такая позиция была высказана Европейским судом по правам человека, констатировавшим в Постановлении от 16 декабря 1992 г. по делу «Нимитц против Германии», что профессиональной деятельностью можно заниматься в жилище, тогда как в служебных помещениях можно заниматься деятельностью, не связанной по своей сути с выполнением профессиональных функций. Исходя из этой правовой позиции, ЕСПЧ в названном Постановлении признал нарушающим право на неприкосновенность жилища проникновение в офисное помещение, занимаемое адвокатом*(2).

Столь же расширительное толкование понятия «жилище» («жилое помещение») как объект посягательства на его неприкосновенность и тем самым как объект посягательства на тайну частной жизни было дано и в ряде других решений ЕСПЧ, в которых жилищем признавались цыганские кибитки, принадлежащие собственнику производственные, включая складские, помещения и т.д.

Устанавливаемые комментируемой статьей гарантии неприкосновенности распространяются как на само жилище, так и на все предметы и документы, находящиеся внутри него, а также на всю информацию, которая в этом помещении хранится или передается.

Конституция, гарантируя неприкосновенность жилища, устанавливает вместе с тем запрет на проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, из чего можно сделать вывод, что нарушение неприкосновенности жилища может быть связано не только с проникновением в него, но и с иными действиями государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан (например, с поджогом жилого дома). При этом как те, так и другие действия не могут расцениваться как нарушение конституционного права на неприкосновенность жилища, если они направлены на обеспечение реализации прав и законных интересов граждан, являющихся собственниками данного жилого помещения, либо зарегистрированных в нем, либо принудительно вселенных в это помещение по решению суда.

Проникновение в жилище означает открытое или тайное вторжение в него с целью проживания или в иных целях лиц, которые по закону не вправе находиться в нем помимо воли проживающих лиц.

Это вторжение может выражаться как в физическом вхождении постороннего в жилище (или в отказе покинуть его), так и в забрасывании в жилое помещение различных предметов, установлении в нем технических средств, позволяющих вести прослушивание ведущихся там разговоров или визуальное наблюдение за происходящими событиями, и т.д.

Нарушение неприкосновенности жилища будет иметь место и в тех случаях, когда с помощью современных технических приспособлений, установленных за пределами жилища, ведется наблюдение за тем, что происходит внутри него.

Нарушение неприкосновенности жилища в зависимости от его характера и порожденных последствий может влечь для виновных в этом лиц наступление дисциплинарной, административной или даже уголовной ответственности. В частности, согласно ст. 139 УК, незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, подлежит наказанию вплоть до трех лет лишения свободы.

Вместе с тем действующее законодательство предусматривает ряд ситуаций, в которых проникновение в жилище помимо воли проживающих там лиц признается правомерным.

Во-первых, правомерно проникновение в жилище, предпринятое в целях предотвращения или устранения стихийно возникшей опасности для проживающих там людей или для иных граждан (прежде всего соседей). Необходимость в таком проникновении может возникать при пожарах, наводнениях, утечке газа, повреждениях электропроводки или водоснабжающих коммуникаций и т.п.

и в правовом отношении основывается прежде всего на общих законодательных положениях о причинении вреда в состоянии крайней необходимости (в частности, ст. 39 УК, ст. 2.7 КоАП, ст. 1067 ГК). Наряду с этим в ряде законодательных актов содержится специальная регламентация ситуаций, связанных с вынужденным проникновением в чужое жилище.

В частности, пункт 18 ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (Ведомости РФ. 1991. N 16. ст.

503) предоставляет милиции право беспрепятственно входить в жилые и иные помещения для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках, угрозе совершения преступления.

Проникновение в жилище работников технических служб для устранения различных неполадок, представляющих опасность для жилого помещения или других граждан, как правило, должно осуществляться в присутствии должностных лиц соответствующих жилищных органов или собственника жилого помещения. Однако понятно, что, скажем, при пожаре или затоплении соблюдение таких требований может оказаться крайне затруднительным, если вообще реальным.

Во-вторых, закон признает допустимым принудительное проникновение в жилище в целях выявления, пресечения, раскрытия преступления или для обнаружения лица, скрывающегося от следствия и суда. Так, согласно п. 18 и 24 ст.

11 Закона «О милиции» сотрудники милиции вправе беспрепятственно входить в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление; они могут осматривать места хранения огнестрельного оружия, боеприпасов к нему. Право беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения в случае, если имеются достаточные данные полагать, что там совершено или совершается преступление, а также в случае преследования лиц, подозреваемых в совершении преступлений, если промедление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан, предоставлено и органам федеральной службы безопасности (п. «з» ч. 1 ст. 13 ФЗ от 3 апреля 1995 г. «О федеральной службе безопасности»//СЗ РФ. 1995. N 15. ст. 1269; в ред. от 27 июля 2006 г.).

Ограничение конституционного права на неприкосновенность жилища допускается, согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (СЗ РФ. 1995. N 33. ст.

3349), при проведении на основании судебного решения оперативно-розыскных мероприятий в связи с информацией о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации. Причем в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных об угрозе безопасности Российской Федерации соответствующие оперативно-разыскные мероприятия могут быть проведены и на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-разыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-разыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность принудительного проникновения в жилище для выполнения целого ряда следственных и иных процессуальных действий: осмотра места происшествия или помещения, обыска, выемки, наложения ареста на имущество (ст. 115, 176, 182, 183 УПК).

Такие действия будут укладываться в конституционно установленные рамки лишь при условии, что осуществляются они в строгом соответствии с установленными в законе основаниями и порядком.

В частности, их проведение возможно только по возбужденному уголовному делу (кроме случаев осмотра жилища, являющегося местом совершения преступления) и лишь на основании судебного решения (п. 4, 5, 9 ч. 2 ст. 29 УПК).

В таком же порядке вхождение в жилище должно осуществляться и при необходимости производства в нем любых других следственных действий: допроса, опознания, следственного эксперимента и т.д., хотя прямо об этом в законе не говорится.

Но, как представляется, определяющим в этом вопросе должно быть не столько содержание того или иного следственного действия, сколько то, что это действие сопряжено с ограничением права на неприкосновенность жилища.

В случаях, не терпящих отлагательства, указанные действия могут быть совершены и без судебного решения на основании постановления следователя или дознавателя, но с обязательным уведомлением об этом в течение 24 часов прокурора, начальника следственного подразделения и суда; судья же в течение 24 часов с момента получения уведомления о произведенном процессуальном действии, сопряженном с проникновением в жилище, обязан принять решение о его законности или незаконности и, соответственно, о допустимости или недопустимости доказательств, полученных в результате такого действия (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

В-третьих, законным признается и такое принудительное проникновение в жилище, которое вызывается необходимостью обеспечить исполнение судебных решений по уголовным и гражданским делам, а также иных актов.

Право судебных приставов-исполнителей входить в помещения, занимаемые гражданами, в случаях если это необходимо для обеспечения исполнения судебного решения, в частности о наложении ареста на имущество, об изъятии определенных предметов, о принудительном выселении, лишении родительских прав, об отобрании ребенка и др., предусматривается пунктом 2 ст.

12 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» (СЗ РФ. 1997. N 30. ст. 3590) и статьей 39 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (там же. ст. 3591).

Специфические гарантии неприкосновенности жилища предусмотрены действующим законодательством в отношении отдельных категорий лиц, чья деятельность, будучи сопряженной с повышенным профессиональным риском и особой ответственностью, нуждается в особом обеспечении.

В соответствии со ст. 19, 20 ФЗ от 8 мая 1994 г. (с изм. и доп.

) «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» член Совета Федерации и депутат Государственной Думы в течение всего срока их полномочий обладают неприкосновенностью, которая распространяется в том числе и на их жилое помещение.

Конституционный Суд, проверяя по запросу Президента конституционность вышеуказанной нормы, отметил в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828), что, по смыслу ст. 98 Конституции в соотнесении ее со ст.

22-25, неприкосновенность парламентария не ограничивается только его личной неприкосновенностью и, следовательно, без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания неприкосновенность занимаемых депутатом жилых и служебных помещений не может быть нарушена В силу этого Постановления обыск и иные следственные действия, сопряженные с ограничением неприкосновенности жилища, могут быть произведены лишь после получения на то согласия Совета Федерации или Государственной Думы.

Несколько иные условия, при которых возможно законное проникновение в жилое помещение судьи, предусматриваются Законом РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 30. ст. 1792; с изм. и доп.). Согласно п. 6 ст. 16 Закона, оно допускается при условии соблюдения Конституции и только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-25-krf

Право на неприкосновенность жилища

Статья 25 Конституции РФ провозглашает:

«Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.».

Неприкосновенность жилища заключается в том, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц. Исключение возможно только в случаях, установленных федеральным законом, или по решению суда.

Под жилищем следует понимать помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания или пребывания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или в общежитии, дача, садовый домик, туристская палатка и т.п.

), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балкон, веранда, кладовая и т.п.).

Режим того или иного помещения как жилища не меняется оттого, что оно одновременно используется его собственником или нанимателем в качестве рабочего кабинета (офиса) или производственного помещения (в частности, для занятия частной юридической либо зубопротезной практикой).

Требование статьи 23 Конституции распространяется как на само жилище, так и на все предметы и документы, находящиеся внутри его, а также на всю информацию, которая в этом помещении передается.

Конституция РФ, закрепляя принцип неприкосновенности жилища, устанавливает вместе с тем запрет на проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, из чего можно сделать вывод, что нарушение неприкосновенности жилища может быть связано не только с проникновением в него, но и с иными действиями государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан (например, с поджогом жилого дома). При этом как те, так и другие действия, если они совершаются вопреки воле проживающих в помещении лиц гражданами, являющимися собственниками данного жилого помещения, либо зарегистрированными в нем, либо принудительно вселенными в него по решению суда, не могут расцениваться как нарушение конституционного права на неприкосновенность жилища.

Проникновение в жилище означает открытое или тайное вторжение в него с целью проживания или в иных целях лиц, которые по закону не вправе находиться в нем помимо воли проживающих лиц.

Это вторжение может выражаться как в физическом проникновении постороннего в жилище (или в отказе покинуть его), так и в забрасывании в жилое помещение различных предметов, установлении в нем технических средств, позволяющих вести прослушивание ведущихся там разговоров или визуальное наблюдение за происходящими событиями, и т.д.

Нарушение неприкосновенности жилища имеет место и в тех случаях, когда с помощью современных технических приспособлений, установленных за пределами жилища, ведется наблюдение за тем, что происходит внутри его.

По общему правилу, судебное решение является необходимым условием проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также следственных действий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на неприкосновенность жилища (ст.

8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Исключение составляют случаи, которые не терпят отлагательства, когда оперативно-розыскные мероприятия, а также следственные действия могут проводиться при условии дальнейшего обязательного уведомления суда (судьи) в течение 24 часов.

В соответствии с Федеральным законом «О полиции» проникновение сотрудников полиции в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, допускается:

— для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях.

Проникновение в жилище работников технических служб для устранения различных неполадок, представляющих опасность для жилого помещения или других граждан, как правило, должно осуществляться в присутствии должностных лиц соответствующих жилищных органов или собственника жилого помещения. Однако понятно, что при пожаре или наводнении такие требования предъявляться не могут.

  • — для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;
  • — для пресечения преступления;
  • — для установления обстоятельств несчастного случая.
  • О каждом случае проникновения сотрудника полиции в жилое помещение в возможно короткий срок, но не позднее 24 часов с момента проникновения информируется собственник этого помещения и (или) проживающие там граждане, если проникновение было осуществлено в их отсутствие (статья 15 Федерального закона «О полиции»).

Нарушение неприкосновенности жилища граждан закон квалифицирует как преступление по ст. 139 Уголовного кодекса РФ. Эта статья предусматривает также незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, а также совершение лицом с использованием своего служебного положения.

Ответственность предусматривается за умышленное незаконное проникновение в жилище, в котором владелец может и не находиться (быть в командировке, на лечении), совершенное против воли проживающего в нем лица. Если же кто-то оказался в чужом жилище по ошибке или недоразумению, ответственность исключается.

За нарушение неприкосновенности жилища отвечают как должностные лица, так и частные (например, соседи), достигшие 16 лет. Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки ст. 139 Уголовного кодекса РФ, но совершенное в состоянии крайней необходимости, т.е.

для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Например, пожарники могут нарушать неприкосновенность жилого помещения для тушения огня.

Источник: https://www.altairegion22.ru/gov/administration/stuct/justice_of_the_peace/besplatnaya-yuridicheskaya-pomosch/Pravovoe-prosveshchenie/Pravo-na-neprikosnovennost-zhilishcha.php

Прокуратура Иркутской области: Уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности жилища

Статья 25 Конституции РФ гласит: « Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Об этом одном из основополагающих конституционных прав человека и гражданина знают многие, однако немногие знают, что нарушение неприкосновенности жилища является уголовно-наказуемым деянием. Уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности жилища предусмотрена статьей 139 Уголовного кодекса РФ.

Под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания.

Это могут быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья на строительстве железных дорог, линий электропередач и других сооружений в изыскательских партиях, на охотничьих промыслах и т.п.

К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей.

Правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами (договоры аренды, найма, субаренды, поднайма, ордер, свидетельство о праве собственности и т.п.) или должностными лицами, а равно лица, вселенные в жилое помещение (в том числе на время) по воле проживающих в нем на законном основании.

Какие же действия образуют состав преступления?

Во-первых, – незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица. Способ проникновения в жилище значения не имеет.

Он может быть открытым или тайным, совершенным в присутствии проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие, включать как непосредственное проникновение человека в жилище, так и контролирование жилища изнутри с помощью специальных технических средств.

Частью 2 статьи 139 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконное проникновение в жилище с применением насилия или угрозой его применения, частью 3 – совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Ответственность за совершение данного преступления наступает с 16-летнего возраста, наказывается преступление штрафом в размере до 40 тысяч рублей, обязательными работами на срок до 360 часов либо исправительными работами на срок до 1 года, а равно арестом на срок до 3 месяцев. Наказание за совершение данного преступления, предусмотренного частью 2 и частью 3 статьи 139 УК РФ значительно строже – вплоть до лишения свободы на срок до 3 лет.

При этом следует отметить, что нарушение неприкосновенности жилища хотя и против воли проживающего в нем лица, но основанное, например, на положениях Закона о полиции не образует рассматриваемого состава преступления.

Так, в соответствии со ст.

15 Закона о полиции сотрудники полиции вправе проникать в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, а также: 1) для спасения жизни граждан и их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; 2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; 3) для пресечения преступления; 4) для установления обстоятельств несчастного случая.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.139 Уголовного кодекса РФ расследуются следователями Следственного комитета РФ.

Заместитель Тайшетского межрайонного прокурора

советник юстиции                    Н.В.Рахматуллина

Page 2

Page 3

Page 4

Источник: https://www.irkproc.ru/qa/1537.html

Статья 3. Неприкосновенность жилища и недопустимость его произвольного лишения

1. Жилище неприкосновенно.

2. Никто не вправе проникать в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан иначе как в предусмотренных настоящим Кодексом целях и в предусмотренных другим федеральным законом случаях и в порядке или на основании судебного решения.

3.

Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

4. Никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

Комментарий к Ст. 3 ЖК РФ

1. Комментируемая статья конкретизирует положения ст. 25 Конституции России, согласно которой «жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Право на неприкосновенность жилища в юридической литературе относят к категории личных неимущественных прав, которое отражает неприкосновенность одного из элементов личной жизни граждан, а не объекта права частной собственности на жилой дом либо объекта прав нанимателя по договору жилищного найма .

———————————

См.: Красавчикова Л.О. Жилищное право и личные неимущественные права граждан // Актуальные проблемы жилищного права. М.: Статут, 2003. С. 57.

Жилищное законодательство, включая ЖК РФ, не дает определения понятия «жилище». Данный Кодекс указывает лишь на то, что объектами жилищных прав являются жилые помещения: жилой дом, квартира, комната, часть жилого дома и часть квартиры (см. комментарий к ст. 16 ЖК).

При этом жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства) (ч. 2 ст. 15 ЖК РФ).

Любопытно, что попытка истолковать понятие «жилище» была предпринята Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — УПК РФ), который, разумеется, в целях УПК под жилищем понимает индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК).

Следует признать, что «жилище» — это действительно более широкое понятие, чем просто «жилое помещение».

Такое отношение к понятию «жилище» выработано и в практике Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), который неоднократно давал толкование этого понятия при рассмотрении жалоб на нарушение ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция о защите прав человека), провозгласившей, что «каждый имеет право на уважение… его жилища…».

Так, ЕСПЧ признает «жилищем» строения и помещения, используемые для временного проживания. В Постановлении от 28 ноября 1997 г. по делу «Ментеш и другие против Турции» этот Суд признал жилищем заявительницы принадлежащий ее свекру дом в деревне, в котором она проживала во время ежегодных приездов в деревню, в том числе в тот день, когда дом был уничтожен силами безопасности .
———————————

Здесь и далее цит. по: Содержание понятия «жилище» в практике Европейского суда по правам человека (Зарубежная практика конституционного контроля. Вып. 89, подготовленный Управлением международных связей, изучения и обобщения зарубежной практики конституционного контроля Конституционного Суда РФ. 2005.)

В Постановлении от 16 декабря 1992 г. по делу «Нимитц против Германии» ЕСПЧ признал нарушением права заявителя на уважение его жилища обыск, проведенный в адвокатской конторе заявителя.

В Постановлении от 16 апреля 2002 г. по делу «Компания «Кола Эст» и другие против Франции» ЕСПЧ отметил, что при определенных обстоятельствах права, гарантированные ст. 8 вышеупомянутой Конвенции, могут быть истолкованы как включающие право на уважение зарегистрированного офиса компании, отделений или иных деловых помещений.

В Постановлении от 25 сентября 1996 г. по делу «Бакли против Соединенного Королевства» ЕСПЧ признал жилищем фургоны, которые заявительница-цыганка разместила на принадлежащем ей участке земли и в которых проживала со своей семьей.

В Постановлении от 15 июля 2003 г. по делу «Эрнст и другие против Бельгии» ЕСПЧ подтвердил распространение права на уважение жилища на принадлежащие заявителям-журналистам транспортные средства, в которых наряду с их домами и офисами также были произведены обыски.

В то же время ЕСПЧ не признает составным элементом понятия «жилище» такой объект, как незастроенный участок земли, пусть даже предназначенный для строительства жилья.

В равной степени понятие «жилище» нельзя использовать применительно к территории страны, где человек вырос и где когда-то жила его семья, однако сам он уже не живет (Постановление от 18 декабря 1996 г.

по делу «Лоизиду против Турции»).

Анализируя указанные Постановления, Б.Л. Зимненко указывает, что понятие «жилище», предусматриваемое в ст. 8 Конвенции о защите прав человека, охватывает как частное жилье, место, где лицо проживает, так и место, где лицо осуществляет свои профессиональные обязанности, т.е. рабочее место. Здесь прежде всего подразумеваются помещения частнопрактикующих врачей, юристов и т.д.

Европейский суд по правам человека проводит различие между понятием «жилище» и понятиями «собственность», «имущество», предусматриваемыми ст. 1 Протокола N 1, так как жилище может существовать независимо от того, имеет ли заявитель интерес или вещные права в отношении недвижимости. По смыслу ст.

1 Протокола N 1 частное лицо может иметь право собственности на дом, иную недвижимость, однако могут отсутствовать достаточные связи, позволяющие говорить о наличии жилища согласно ст. 8. В этой связи ЕСПЧ всегда определяет наличие в рассматриваемом деле жилища, принадлежащего заявителю .

———————————

См.: Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. Особенная часть: Курс лекций. М.: Статут, 2010. С. 315.

2. Возможность проникновения в жилище обусловлена в первую очередь согласием проживающих в нем на законных основаниях граждан . Без надлежащего согласия такое проникновение допустимо, если цели соответствующих действий обозначены в ЖК РФ.

Требуется также наличие либо иных федеральных законов, которые бы устанавливали как допустимые случаи такого проникновения, так и сам порядок (т.е. процедуру) проникновения в жилище, либо судебного решения, санкционирующего такие действия.

———————————

Конституция РФ в ст. 25 говорит о воле проживающих в данном жилище лиц.

Что касается первого условия, то следует отметить более узкое содержание формулировки ЖК РФ в противовес и Конституции РФ, и решениям ЕСПЧ.

Проживание в жилом помещении на законных основаниях означает, что вселение в него было произведено в соответствии с требованиями законодательства.

Так, к примеру, ЖК РФ и ГК РФ устанавливают определенные требования для вселения в жилое помещение членов семьи собственника жилого помещения (ст. 31 ЖК), членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма (ст. 69 ЖК), поднанимателей (ст.

76 ЖК), временных жильцов (ст. 80 ЖК), граждан в качестве постоянно проживающих с нанимателем по договору коммерческого найма (ст. 679 ГК) и т.д. Именно эти и другие законно вселенные категории граждан могут запрещать проникновение в занимаемое ими жилище .
———————————

Л.О. Красавчикова поддерживает высказанное в литературе мнение о том, что право на неприкосновенность жилища принадлежит также проживающим в санаториях, пансионатах, туристических палатках, на дачах и т.д. (см.: Красавчикова Л.О. Жилищное право и личные неимущественные права граждан. С. 58).

Тем не менее ЕСПЧ исходит из того, что нарушение права на жилище может иметь место и в том случае, когда те или иные помещения используются с некоторыми нарушениями. Так, в Постановлении от 18 ноября 2004 г.

по делу «Прокопович против России» ЕСПЧ признал жилищем заявительницы квартиру ее гражданского мужа, в которой она проживала без прописки и без оформления брака в течение 10 лет до смерти гражданского мужа и из которой была затем выселена.

Приведенный пример в первую очередь может служить иллюстрацией к статье 40 Конституции РФ о праве каждого на жилище и недопустимости его произвольного лишения. Вместе с тем оба конституционных права — право на жилище и право на неприкосновенность жилища — взаимосвязаны и не должны противопоставляться друг другу как имущественное и личное неимущественное право.

3.

Жилищный кодекс РФ разграничивает допустимые цели проникновения в жилое помещение, а также случаи и порядок такого проникновения. При этом цели возможного проникновения в жилище без согласия законно проживающих в нем граждан, а значит, и степень возможного ограничения этого конституционного права предусматривает ЖК РФ. Следует отметить, что Конституция РФ в ч. 3 ст. 55 устанавливает предел ограничений конституционных прав и свобод.

Любое конституционное право (за исключением права на судебную защиту, которое согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах) может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В условиях чрезвычайного положения право на неприкосновенность жилища может быть ограничено дополнительно (ст. 56 Конституции РФ).

Комментируемый Кодекс целями ограничения конституционного права неприкосновенности жилища называет спасение жизни граждан и (или) их имущества, обеспечение их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках, иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также при задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечении совершаемых преступлений или установлении обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

Представляется, что перечисленные в ЖК РФ цели ограничения рассматриваемого права в целом укладываются в рамки, установленные ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Возможные случаи ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища могут быть предусмотрены нормами уголовного, административного и процессуального законодательства, устанавливающими не только исключительные основания, когда компетентные лица вправе войти в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, но и ответственность за противоправное — прямое или косвенное — посягательство на неприкосновенность жилища . Так, соответствующие нормы содержатся в Федеральных законах «О полиции» (ст. 15), «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 8) и др.
———————————

См.: Марткович И.Б. Жилищное право. М., 1990. С. 28.

Ограничение права неприкосновенности жилища может допускаться в силу необходимости осуществления определенных действий специальными аварийными и спасательными службами. Однако непременным условием правомерности действия таких служб должен служить федеральный закон, четко регламентирующий порядок их деятельности.

О гражданско-правовых способах защиты права на неприкосновенность жилища см. комментарий к ст. 11 ЖК РФ.

4. Часть 4 комментируемой статьи 3 ЖК РФ конкретизирует положение ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть произвольно лишен жилища.

Соответствующее конституционное положение истолковано Конституционным Судом РФ, который пришел к выводу о том, что лишение жилого помещения в судебном порядке и на основании закона не является произвольным. Лишение жилища, о котором говорится в названной статье Конституции РФ, связано с принудительным выселением из него.

Иные случаи лишения жилища, например в результате его разрушения либо переселения в другое жилье, к рассматриваемому случаю, как представляется, отношения не имеют.

В развитие указанной правовой позиции Конституционного Суда РФ и ЖК РФ, и ГК РФ предусмотрели исключительно судебный порядок лишения права собственности на жилое помещение, а также выселения нанимателей, поднанимателей, временных жильцов и других категорий граждан из занимаемых помещений. Выселение граждан в административном порядке не допускается.

Выселение из занимаемого жилого помещения наступает как следствие виновного поведения лица. Помимо ЖК РФ дополнительные основания выселения граждан могут быть предусмотрены другими федеральными законами.

Формально это требует определения неисчерпывающего перечня соответствующих оснований выселения из занимаемых помещений и в ЖК РФ, что законодателем, однако, не учитывается.

Любые иные ограничения в праве пользования жилищем также должны быть предусмотрены ЖК РФ либо иными федеральными законами.

В некоторых случаях законодатель допускает использование термина «прекращение права пользования жилым помещением» как синонима термина «выселение». Так, к примеру, ст. 78 Федерального закона от 16 июля 1998 г.

N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) предусматривает, что обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство этих или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.
———————————

СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.

Источник: http://zhkrf.ru/3

Добавить комментарий

*